Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

О важности ответов на неудобные вопросы

 

Писатели, это специалисты по красивому изложению вымышленных историй. Тогда как в общественных проблемах они разбираются на уровне обычного гражданина. Ну, может быть несколько более высоком. Фактически они лучше обычных людей разбираются в межличностных отношениях – семейных, дружеских, рабочих. Поэтому своими произведениями они помогают людям разобраться в этих отношениях и освоить их качественные варианты. Но это касается произведений классических жанров литературы. Тогда как современная литература, в которой писатель занимается самовыражением или изложением своих извращенных фантазий, это в чистом виде экономический феномен – отличается от литературы как культурного феномена, точно так же как музыкальное шоу отличается от классической оперы. 

Я так издалека захожу на популярный писательский перл «война не заканчивается, пока не похоронен последний павший солдат». Выражение звучит красиво и чувственно, но не несет полезной для общества смысловой информации. Вроде почесывания – вызывает приятное только для тела чувство. Потому что если говорить об окончании войны, то любая заканчивает только когда общество получает ответы на все связанные с ней вопросы. Потому что любая война, это самое большое общественное несчастье. И чем лучше получится разобраться с произошедшим несчастьем, тем больше шансов избежать его в будущем. Или хотя бы иметь возможность пережить его в менее тяжелой форме. 

Collapse )

200-лет со дня рождения К. Маркса

Тандем Маркса и Энгельса достиг выдающихся для своего времени результатов. Во-первых, это последняя версия материализма. Во-вторых, это идеология коммунизма –военизированная версия социализма. В-третьих, это оригинальная версия политэкономии. В-четвертых, это формационная теория – первая в истории теория общественного развития. 

Все четыре результата были революционными для своего времени и в сумме представляли первое системное интеллектуальное обеспечение управления общественным развитием. Оно было доработано в СССР до пригодного для практического использования качества и обеспечило достижение страною статуса сверхдержавы. Еще важнее, что оно сделало наше общество лидером социального развития человечества. Ведь созданное нами социальное государство стало самым большим достижением ХХ века, а его развитие стало главным процессом общественного прогресса человечества. Поэтому в истории прошлое столетие останется «веком СССР».   

Любой научный результат истинный относительно – в какой-то части объективный, в какой-то ошибочный. Истинная часть позволяет использовать концепцию или теорию в практической деятельности, что и обеспечивает долгую жизнь истинным даже в небольшой части научным результатам. Это и нужно понимать в деле оценки вклада великого тандема в развитие философии и обществоведения – в их результатах есть как истинные, так и ошибочные составляющие. 

Collapse )

Этапы "третьего пути"

«Большое видится на расстоянии» не только в количественном измерении. Качество больших результатов можно рассмотреть тоже только на расстоянии. В начале нулевых власть свернула со «столбовой дороги цивилизации» и повела российское общество по очередному варианту «третьего пути» – либерально-православному. Про «столбовую дорогу» будет ниже, а сначала о качестве результатов движения новому пути. 

Так судебная система практически полностью перестала выносить оправдательные приговоры. При том, что следствие выглядит образцом эффективности только в телесериалах. По сути, суды превратились в оценщиков – только оценивают степень объявленной прокурорами вины подсудимого и назначают соответствующее «цене» наказание. Что касается рассмотрения споров, то суды уже сильно похожи на аукционы. 

Для понимания достигнутого в процессе движения по очередному «третьему пути» статусу в Первом мире нужно понимать, что в 1992 году наша власть вселилось в «Воронью слободку» Запада. И 90-годы проживала в ней в ней в статусе «бывшего горского князя, а ныне трудящегося Востока гражданина Гигиенишвили». Свернув в 2000 году на либерально-православный путь наша власть сменило и свой статус в «Вороньей слободке» на более адекватный нетрадиционной идейной ориентации – Васисуалия Лоханкина. И, проштрафившись, сегодня подвергается аналогичному понесенному Васисуалием наказанию – публичной порке. 

Collapse )

Диагноз подтверждается

Озвученное Т. Мэй в адрес Москвы обвинение в покушении на С. Скрипаля выглядит очередным удручающим свидетельством того, что процесс интеллектуальной деградации правящих классов Запада уже перешел в открытую форму и на всех парах приближается к уровню, который характеризуется словом «маразм». Элементарный анализ ситуации показывает, что российская власть является последним субъектом мировой политической арены, которому это покушение нужно. А в максимальной степени заинтересована в нем только английская власть. 

В конце 80-х самым сложным в организационном плане обществом был СССР. К этому времени запущенный приходом к власти брежневской команды процесс интеллектуальной деградации советского руководства достиг уровня, на котором оно стало полностью неадекватно своим функциям. И все, что происходило в конце 80-х – начале 90-х годов, это естественные результаты потери контроля за развивающимися в обществе процессами, как естественное следствие утраты властью необходимого уровня интеллекта и, как следствие, компетентности. 

Именно это сегодня наблюдается на Западе: правящие классы демонстрируют криворукость во всех сферах своей деятельности – политической, экономической, социальной, научной и пр. А это значит, что Запад ускоренно приближается к острой фазе «смутного времени». Именно для него подходит слова Талейрана «это хуже чем преступление – это ошибка». И на пути к нашим «лихим 90-м» Западом уже пройдена «точка невозврата». 

Collapse )

К вопросу "абстрактности" справедливости

 

Кризис индустриального общества наиболее явно наблюдается в кардинальном снижении добросовестности всех видов общественной деятельности. Так, в фундаментальной науке ученые уже только кормятся от занятия научной деятельностью путем ее имитации. Самый простой способ имитации, это исследовать несуществующие проблемы, снабжать феномены несуществующими свойствами или выдавать их малозначительные свойства за ключевые. В результате создается лишь информационный шум, который сбивает людей и общественное сознание с толку. 

Единственное, в чем ученые действуют вполне добросовестно, это в выполнении заказа недобросовестной власти на внедрение в общественное сознание нужных ей ложных представлений о природе общества, его качественной организации, сути общественных отношениях. Сказанное относится, например, к рассуждениям обществоведов о фантомности феномена справедливости или невозможности верифицировать его в рациональном виде. Но это требуется лишь власти - для легитимации недобросовестности своей деятельности.

На самом деле все совсем не так. Вовсе не случайно греческие философы считали справедливость «краеугольным камнем миропорядка». И этому представлению есть вполне понятное обоснование, сформулированное как минимум 2,5 тыс. лети назад. 

Collapse )

ОСТАЕТСЯ НАДЕЯТЬСЯ НА «ДУРАКА С ИНИЦИАТИВОЙ»

У меня накопилась критическая масса косвенных свидетельств негативных перспектив развития ситуации на Донбассе. Так, Киев стягивает к линии соприкосновения войска и уже достиг четырехкратного превосходства в живой силе и технике. Напомню, по всем каннам для наступательных операций достаточно трехкратного превосходства. А план за три года восстановить армию и силой завоевать Донбасс Яценюк озвучил еще в 2015 году. Принятый Киевом «Закон о реинтеграции» легитимирует проведение силами армии на Донбассе в чистом виде карательной операции. Характерно, что поп-политологи на телевизионных ток-шоу давно не говорят на тему «не позволим украинским нацистам захватить Донбасс». Наконец, российская власть практически перестала негативно высказываться о киевском режиме в целом – если что-то и говорится, то исключительно об отдельных персонах. 

Минские соглашения и непрекращающиеся обстрелы предоставляют России право провести на Донбассе гуманитарную операцию «принуждения к миру». Или хотя бы предупредить, что в случае проведения карательной операции Россия перестанет считать киевский режим легитимным и окажет Донбассу прямую военную поддержку. Хотя вполне возможно, власть отдает себе отчет, что в Сирии себя показала не столько армия, сколько техника. А в Донбассе придется воевать в первую очередь армии. И не издалека, а на земле. Поэтому если даже на словах Кремль перестал высказывать Киеву «предупреждения», складывается впечатление сделка обмена Донбасса на Крым близка к завершению. 

Collapse )

Об истории победителей. Первая часть. Журнал World-economy (ФРГ), русский текст.

Известно – «историю пишут победители». И всегда как им выгодно – с полным отсутствием объективности.

До середины ХХ века победители удовлетворялись только расхваливанием себя и поношением противника. Но для ужасающего масштаба разрушений и количества жертв Второй Мировой войны восхвалений и поношений было мало – потребовалось на кого-то возложить вину за мировую трагедию.

И для соблюдения приличий вину нужно было возложить цивилизовано – организацией соответствующего судебного процесса. Эту задачу и решил нюрнбергский трибунал – возложение им вины за Вторую Мировую войну только на Германию получило юридическое обоснование. Для массового сознания такая примитивная картинка выглядела понятно и убедительно. Но общественные процессы в ХХ веке радикально усложнились – появление сначала СССР, а затем Третьего Рейха сменило чисто меркантильную природу традиционных войн. Теперь это была в первую очередь борьба идеологических проектов – либерального, социал-демократического, коммунистического, фашистского и нацистского. Потому что модель организации общества и система ценностей, это в конечном итоге выбор нации. А влияние на условия оказывают не только собственные политические силы нации, но и внешние интересанты. И не всегда влияние первых сильнее влияния вторых. Так что, если глубже копнуть историю Второй Мировой войны, обнаружится, что она имеет мало общего с общепринятой историей.
Можно начать с утверждения, что войну развязала Германия, чтобы взять реванш за поражение в Первой Мировой войне. Но дело в том, что в развязывании войны интересы имелись у всех ее основных участников. С Японией все очевидно – ее интерес состоял в превращении Юго-Восточной Азии в свой «задний двор». Чем для США была Латинская Америка. У США был не менее серьезный интерес. По итогам Первой Мировой войны Англия и Франция ослабли, а США, наоборот усилились и уже на полных правах вошли в состав великих держав. Еще одна мировая война еще больше ослабила бы европейские державы и еще больше усилила бы позиции США на Западе вплоть до превращения в его лидера.
А то, что это не просто «так получилось», свидетельствует начатая в 1938 году программа перевооружения американской армии, которая должна была в три раза увеличить ее мощь. Так что хотя именно тогда Чемберлен объявил о мирном будущем, США почему-то начали усиленно готовиться к мировой войне. Учитывая масштабы этой подготовки, Америка точно знала, что мировая война неизбежна.
У США, Англии и Франции был общий интерес – ликвидация реализуемого в СССР коммунистического проекта. Он же быстро продемонстрировал свою высокую эффективность. Сначала победой в Гражданской войне. Ведь «белые», это была объединенная сила российской оппозиции и Антанты. Тем не менее, ее оказалось недостаточно – «красные» победили. Еще большее впечатление произвели экономические успехи СССР. За пять лет НЭПа было восстановлено на 80% физически (!) разрушенное Гражданской войной хозяйство страны – в 1927 году был превзойден объем ВВП самого успешного в дореволюционной России 1913 года. То есть, даже в условиях полной экономической блокады коммунисты за пять лет в пять раз увеличили объем ВВП. Так что коммунистический проект не только выстоял в вооруженной борьбе, но и продемонстрировал высший уровень эффективности в управлении экономикой. В результате стал для властей Запада смертельной угрозой.
Сталинский режим СССР прекрасно это понимал. При отсутствии в стране серьезной оппозиции Запад мог ликвидировать коммунистический проект только путем военной агрессии. Так что и у СССР стратегический интерес в развязывании именно новой мировой войны имелся.
Но подготовку мировой войны начали Англия, Франция и США. Изначально они не планировали разжечь войну мирового масштаба – война с СССР вполне могла быть только восточноевропейской. Тем более, что они вовсе не собирались сами участвовать в походе на СССР – потери в Первой Мировой войне и ее тяготы отбили у их обществ всякую охотку воевать.
В Европе достичь нужную им цель была способна только одна страна – Германия. Версальский мир отнюдь не прекратил Первую Мировую войну – победители продолжили ее с Германией в экономической форме. Потому что назначенные ими репарации выплатить было физически невозможно. Соответственно, их главной целью было разорение Германии и, как следствие, уничтожение ее промышленного потенциала. Когда в середине 20-х годов опасность коммунистического проекта была осознана и США, Англией и Францией был взят курс на его ликвидацию силой оружия и руками Германии, экономическая война с ней была заморожена. Именно тогда США начали активно вкладывать деньги в немецкую промышленность – без ее восстановления Германия не смогла бы воевать.
Но Веймарская республика не годилась для планируемого использования Германии в качестве военной машины Запада. Потому что в условиях тяжелой войны эффективно только авторитарное управление обществом. Для ликвидации Веймарской республики требовался авторитарная по своей идеологии политическая сила. В этом плане наиболее перспективно выглядела нацистская партия Гитлера. Поэтому именно на него была сделана ставка.
Идея реализации плана в ресурсном отношении была очевидной. Германии и Австро-Венгрии собственных ресурсов хватило на четыре года войны на трех фронтах – западном, восточном и итальянском. Поэтому если восстановить этот потенциал, то его использование только против СССР гарантированно обеспечит Германии победу. Именно с этой целью Англия и Франция не подняли шум по поводу аннексии Австрии. А захват Гитлером Чехословакии вообще как бы не заметили.

Первая ласточка

Красногорский случай только внешне выглядит обычной историей поведения попавшего в кризисную ситуацию психически неадекватного человека. На самом деле это только первый случай явления, которое будет в ближайшее время повторяться массово. Пусть и во внешне разных вариантах. Потому что случившееся демонстрирует начало процесса крушения нынешней российской версии номенклатурного бизнеса.
Нужно понимать, что наш средний бизнес состоит из двух сегментов – полноценного и номенклатурного. Полноценный сегмент состоит из нормальных для экономики предприятий – созданных толковыми предпринимателями и эффективно функционирующими в имеющихся на рынке условиях. Номенклатурный сегмент состоит из «парниковых» предприятий – созданных чиновниками для конвертации их властных возможностей в личные доходы. Эта цель достигается номенклатурным бизнесом простым как мычание способом – ему обеспечивается привилегированный доступ к распределяемым властью ресурсам, которые к тому же предоставляются этим чиновничьим «имениям» на максимально льготных условиях.
Привилегированный доступ и льготные условия как раз и обеспечивают номенклатурному бизнесу эффективность – прибыль, которая по сути представляет собой часть предоставляемого чиновником своему «имению» государственных ресурсов. Это земля, бюджетные расходы на целевые проекты, льготные кредиты и т.д. Вплоть до откровенно криминальных вариантов – завышения смет, защиты от налоговых нарушений и пр.
Эта система прекрасно работает только в том случае, когда у чиновников есть что номенклатурному бизнесу давать – имеется вдоволь ресурсов. Но ситуация кардинально меняется в случае, когда «тучные годы» сменяются «тощими» – возникает дефицит ресурсов. Их перестает хватать даже на обязательные расходы власти, от которых что-то «откусить» у чиновника нет возможности. В итоге благоденствие номенклатурного бизнеса заканчивается, и он начинает массово разоряться.
Именно это и имело место в Красногорске. Стоящим за Георгадзе местным чиновникам его «бизнес» стал не нужен. Наступили «тощие годы», в которые у них не осталось ресурсов, которые можно было бы давать «управляющему имением». Ситуация усугубилась еще и тем, что на строительном рынке разразился кризис, который поставил Георгадзе на край банкротства. Причем он явно был обременен долгами, которые обеспечивали полное разорение не только бизнеса, но и самого Георгадзе.
Трудно судить, какие в деталях имелись договоренности между «предпринимателем» и его чиновными «партнерами». Судя по всему, Герогадзе считал, что на случай форс-мажорных обстоятельств у «партнеров» есть перед ним определенные обязательства. Но когда они отказались эти обязательства выполнять, и, скорее всего, даже обсуждать какие-то компромиссные варианты, горячий кавказский мужчина начал разбираться с ними «по закону гор» – стал расстреливать.
Такие ситуации, пусть и с разной степенью остроты, сегодня возникают у всех номенклатурных предпринимателей. И все без исключения ситуации будут иметь один конец – ликвидацию чиновничьих «имений». Не обремененный долгами или какими-то обязательствами номенклатурный бизнес будет умирать тихо. Обремененный будет уходить по красногорскому варианту – с шумом и стрельбой. Причем будут расстреливаться как бизнесмены, так и их чиновные «партнеры». В зависимости от того, кто из «партнеров» окажется жестче и злее. В итоге за два-три года весь средний номенклатурный бизнес умрет. А когда вслед за местными бюджетами кардинально отощает и федеральный бюджет, «окаянные дни» наступят и для крупного номенклатурного бизнеса.
В итоге все будут хорошо – экономическая элита на всех масштабных уровнях очистится от партнеров чиновников. И станет полноценным субъектом общества. А учитывая школу выживания, которую она прошла, и закалку, которую в этом процессе получила, это будет самая сильны элита страны. Так что в части квалификации и мускулов у экономической элиты будет все в порядке. И для общества останется важным ответ только на один вопрос – какая у нее будет этика? Людоедская? Феодальная? Или имеющая в своей основе ориентацию на добросовестность и добропорядочность? Понятно, что общество хотело бы получить экономическую элиту с последним вариантом этики. Тогда как нынешняя власть хотела бы иметь экономическую элиту с феодальной этикой. На худой конец, с людоедской. То есть, родную себе или хотя бы близкую по менталитету. Но пока экономическая элита засорена номенклатурными бизнесменами, ее полноценная часть является для общества кем-то вроде Гюльчатай. И кем она является на самом деле, мы узнаем только после того, как экономическая элита очистится – Гюльчатай «откроет личико». 

Итоги «бархатных революций»

Два десятилетия, прошедшие после случившихся в соцстранах Центральной Европы «бархатных революций», позволяют достаточно объективно оценить их итоги. Все таки, это срок, за который основные общественные процессы уже достигли вполне ясных результатов. 

Внешне пусть и в разной степени, все соцстраны стали похожи на Западную Европу – внешность граждан, набор брэндовых товаров в магазинах, более заметное социальное расслоение, безработица. Уровень жизни если где заметно и вырос, то в основном у чиновников и предпринимателей. Для основных слоев населения уровень жизни изменился в основном внешне – за счет других марок товаров. И остался прежним по отношению к уровню жизни в развитых странах Западной Европы. При этом реально за два десятилетия он вырос ровно настолько, насколько бы он вырос, если бы общества продолжали развиваться в русле коммунистической идеологии. То есть, без глобальных и, соответственно, разорительных потрясений.

Вряд ли стоит считать положительным результатом то, что все без исключения бывшие соцстраны лишились национальных экономик (с точки зрения собственности на их мощности). По сути, в их экономиках национальным остался только мелкий бизнес. Тогда как весь крупный и подавляющая часть среднего бизнеса принадлежит нерезидентам и функционирует в качестве филиалов или дочерних предприятий иностранных компаний. И проблема не только в том, что вся экономика управляется из-за границы. Или что большая часть прибыли общества вывозится за границу и оно в результате лишается существенной части необходимых для своего развития ресурсов. Неизмеримо более важно, что в результате все бывшие соцстраны потеряли одну из главных интеллектуальных элит – экономическую. Ее просто не стало. А потому общества лишились одного из важнейших факторов и «моторов» общественного развития. Соответственно, бывшие соцстраны никогда не будут иметь в существенной степени национальную экономику, и использовать для своего развития существенную часть создаваемой в экономике прибыли.  

Аналогично выглядит ситуация еще с двумя интеллектуальными элитами – научной и культурной. Этих элит бывшие соцстраны, по сути, тоже лишились. Качественная часть научной элиты была вывезена в развитые страны, а балластная часть осталась преподавать в университетах. В результате научные сферы обществ представляют собой лишь декорации. Так что и национальных научных элит не осталось, и некому их выращивать.

Культурной элиты соцстраны тоже фактически лишились. Кроме мизерного количества знаковых фигур, выполняющих декоративные функции – демонстрирующих факт наличия культурной элиты. Хотя эти фигуры в своих странах практически не живут. Но как массовый феномен, способный к расширенному производству культурных ценностей и собственному воспроизводству, культурная элита в бывших центральноевропейских соцстранах вымерла.

Ситуация с последней интеллектуальной элитой, политической, выглядит несколько иначе. Но тоже вряд ли оптимистично. Сменившая коммунистическую либеральная и социал-демократическая политические элиты оказались фактически коллаборационистами. После завершения «бархатных революций» они просто продали свои народы богатым западноевропейским странам в качестве прислуги. Пусть и привилегированной – формально принятой в семью развитых западноевропейских стран. Причем политические элиты бывших соцстран продали свои народы за мизерное вознаграждение – всего лишь за право присутствовать на общеевропейской политической тусовке в качестве статистов и кормиться с хозяйского стола.

Увы, но это факт – бывшие соцстраны сменили свой статус младших партнеров великой державы на статус пусть и привилегированной, но тем не менее прислуги компании бывших великих держав. Не случайно те же поляки периодически бузят – для имеющегося у них комплекса национальной неполноценности такое понижение статуса является постоянным источником плохого настроения. И они срывают свою злость тем, что пытаются при каждом удобном поводе портить настроение своим хозяевам – демонстративно оказывают словесную поддержку американцам, блокируют отдельные процедуры в ЕС, выступают с провокационными заявлениями и т.п. Что тоже характерно для менталитета прислуги (правда, плохой прислуги) – не имея возможности изменить свое положение, она постоянно ворчит или гадит по мелочам.  

Факт такой по качеству смены обществами бывших соцстран своего статуса  подтверждается и тем, что не только в мировых, но даже в европейских СМИ практически не бывает позитивных новостей из бывших соцстран – если какие новости и поступают, то все они обязательно негативные. Что вполне естественно – о прислуге говорят только тогда, когда она что-то разобьет, испортит или еще что-нибудь не так сделает.

Так же не случайно остался прежним разрыв между уровнями жизни бывших соцстран и западноевропейских стран. Это естественно – прислуга не может быть такой же богатой, как хозяева. И тем более, богаче их. Это прежде, когда соцстраны были партнерами СССР, они могли иметь уровень жизни выше, чем у старшего партнера. Тем более, что последний не только не требовал от остальных партнеров участвовать в финансировании шизофренических программ ВПК и поддержки «мирового демократического движения», но и в существенных масштабах безвозмездно помогал ресурсами. 

Сегодня у подавляющей части политиков в бывших соцстранах имеется всего одна цель – раскрутиться настолько, чтобы попасть в европейскую бюрократию. То есть, в еэсовский аналог советской номенклатуры. Соответственно, перейти в разряд бедных родственников – допущенных к хозяйскому столу.  Так что их в принципе не интересует развитие собственных обществ. Поэтому вовсе не случайно политические элиты бывших соцстран допустили ликвидацию остальных интеллектуальных элит и собственную интеллектуальную кастрацию. И не создают условий, чтобы естественным образом нарождающийся в этих обществах интеллектуальный потенциал оставался «дома», а не отсасывался богатыми развитыми странами. Ведь если нет цели развития нации в собственном эволюционном русле (а у прислуги ее в принципе быть не может), незачем и содержать соответствующие ресурсы – как интеллектуальные, так и материальные. И незачем создавать условия для их формирования и развития.

В сущности, ЕС провел интеллектуальную лоботомию бывших соцстран – лишил их возможности самостоятельного развития. Помнится, Гитлер намеревался физически уничтожить всю польскую элиту, чтобы таким способом гарантированно превратить поляков в нацию рабов. Потому что этот эффект   интеллектуальная лоботомия как раз и обеспечивает. ЕС провел с центральноевропейскими соцстранами аналогичную по своей сути операцию. Причем «без шума и пыли». И даже добровольно и с радостью со стороны лоботомируемых. Так что никто даже не заметил, что несколько старейших европейских наций лишились интеллектуальных элит и, как следствие, перестали быть полноценными субъектами эволюционного процесса. Превратились в нации пусть не рабов, но прислуги. А их общества из «кораблей» были переоборудованы в «баржи», которые может только нести по течению эволюционного процесса. Или кто-то (хозяева) может тянуть их в нужном для себя направлении.

Конечно, бывшие соцстраны сегодня выглядят более ухоженными. Но так же более ухоженной в сравнении с остальным народом выглядит и прислуга в богатых домах. И будущее у этих стран сегодня выглядит более благополучным. Но только потому, что их благополучие зависит не от них самих, а от благополучия их хозяев. А последним в обозримом будущем полное разорение не грозит. Благополучными выглядят перспективы бывших соцстран еще и потому, что им не придется активно участвовать в общественном развитии. Соответственно, не придется рисковать и вообще экспериментировать. Как и сейчас, все вопросы будут решать за них (пусть и при их формальном присутствии) и совсем другими обществами и институтами.

Подводя общий итог, можно заключить, что благодаря «бархатным революциям» бывшие центральноевропейские соцстраны перешли в разряд конченных обществ – потерянных для эволюционного процесса в качестве его самостоятельных субъектов. Раньше конченными назывались несколько самых бедных стран планеты, общества которых по всем признакам перешли в состояние необратимой деградации. А потому уже в принципе не способны не то что догнать хотя бы остальные развивающиеся страны, но даже сохранить постоянным сформировавшийся между ними разрыв в развитии. Лишенные интеллектуальных элит бывшие соцстраны обречены на подобный финал – в своем развитии все дальше и дальше отставать от развитых стран. И если не откровенно деградировать, то и не развиваться заметными темпами. По крайней мере, в обозримой исторической перспективе.

Этот пессимистичный прогноз вполне реален, если вспомнить, как медленно в Европе идут интеграционные процессы. А не только слушать бодрые и сладкие трели на этот счет политических соловьев. Так стоит вспомнить, что в составе Великобритании англичане, уэльсцы, шотландцы и ирландцы по-прежнему выглядят далеко не самыми близкими родственниками. Как и жители разных западных немецких земель. Или западные немцы и восточные, немцы и австрийцы. Я уже не говорю о чисто декоративной взаимной толерантности усердно резавших друг друга в течении двух последних тысячелетий жителей стран ЕС (Германии, Голландии, Великобритании, Франции, Испании, Италии, Дании, Бельгии). И тем более, о совсем мало похожих на родственные чувствах, которые испытывают к лидерам ЕС граждане не слишком развитых членов союза – греки, португальцы, испанцы. Я уже не говорю о нашем собственном опыте в этом деле. При таком положении вещей рассчитывать на то, что бывшие соцстраны перейдут в разряд близких родственников западноевропейских стран и таким способом покончат со своим статусом прислуги хотя бы в течение нескольких десятилетий, нет ни малейших оснований. А потому они даром топчутся – быть им прислугой еще сотню лет.  

У нас (в постсоветских странах) ситуация с интеллектуальными элитами тоже не слишком благостная – они продолжают деградировать. Тем не менее, они еще не ликвидированы, а потому сохраняют потенциал, на котором смогут восстановиться и вновь запустить процесс развития наших обществ. Шансы на это пока что сохраняются. Как долго продлится такое положение дел? Политика последних десяти лет хотя и не обеспечивает развитие нашего общества, тем не менее, консервирует ситуацию в интеллектуальных элитах и таким способом сохраняет их самих. Пусть и в достаточно жалком, тем не менее, вполне живом состоянии.    

К слову, несмотря на все изложенное, я не намереваюсь осуждать развитые страны за проведенную ими интеллектуальную лоботомию бывших соцстран. Во-первых, ими могло двигать естественное чувство предосторожности – боязнь заразить общественное сознание своих стран потенциально опасными идеями и представлениями. Это, безусловно, серьезный довод в пользу проведения интеллектуальной стерилизации новой прислуги.  Во-вторых, ими мог двигать простой прагматизм – и прислуге незачем иметь собственный интеллект, и тот, что у нее имелся, не справился со своими обязанностями. А потому незачем его и сохранять. В-третьих, развитые страны сами погружаются в глобальный мировоззренческий кризис, в результате переживают процесс деградации этики. В форме этического помутнения сознания. В такой ситуации требовать от них исключительно высоконравственной деятельности было бы просто странным. Достаточно того, что элиты высокоразвитых западноевропейских стран действуют этически вполне корректно в отношении собственных народов.