?

Log in

No account? Create an account

О брюссельской «капле»

Подобно тому, как по одной капле воды можно догадаться о существовании океана, так некоторые вроде бы незначительные события позволяют понять сущность больших явлений. Примером может служить имевшая на днях место история с марокканскими футбольными фанатами. Погромами в центре Брюсселя они отпраздновали победу своей сборной за выход в финал Чемпионата мира-2018 над командой Кот-д`Ивуара со счетом 2:0. Порядка трёх сотен марокканцев, болевших за своих в Брюсселе, узнав о победе, стали громить автомобили и магазины. Местная полиция пыталась прекратить беспорядки на улицах при помощи водометов. Безобразия удалось прекратить лишь спустя пару часов. В результате пострадало 23 человека, из которых 22 были полицейскими.
Очевидно, что полицейские были соответствующим образом экипированы – имели средства защиты и подавления, чтобы без ущерба для себя справляться с толпами хулиганов. Тогда как фанаты, естественно, были в обычной одежде – трудно представить, что они шли в спортбары полностью снаряженные для возможных столкновений с полицией.
По принципу «капли воды» можно сделать вывод, что счет 22:1 в пользу фанатов демонстрирует реальную боеспособность силовых органов западноевропейских стран. В том числе и их армий. Это значит, что НАТО, это только муляж военной силы объединенного Запада. А реально это армия сибаритов – огромная, но совершенно небоеспособная. И сам Запад – современная версия города Сибарис, жители которого тоже были рабами потребления и любителями извращений.  
Самое главное значение революции 1917 года в том, что по ее результатам наше общество стало великой нацией. И вовсе не потому, что мы достигли статуса сверхдержавы. Американцы этого статуса тоже достигли, но никогда не имели качества великой нации. Дело в том, что мир существует в процессе развития. Поэтому великими нациями являются только те общества, которые потенциалом своего воздействия инициируют и поддерживают глобальные процессы общественного развития человечества.
Каждая эпоха общественного развития состоит из двух фаз, в каждой из которых из-за разных условий среды общества, социальная и интеллектуальная, развиваются по-разному. Точнее, одна развивается ускоренно, другая замедленно. На протяжении первой фазы индустриальной эпохи ускоренно развивалась интеллектуальная среда общества, состоящая из политической, экономической, научной и культурной сфер деятельности.
Под общественным развитием понимается развитие общественных отношений и, как следствие, обслуживающих их институтов. Соответственно, ускоренно развивались интеллектуальные отношения. В этой фазе великими нациями были Англия и Франция – именно они были основными инициаторами процесса общественного развития и своей деятельностью его поддерживали на протяжении XVIII-XIX веков. Известная фраза У. Черчилля о том, что «демократия несовершенная форма управления, но ничего лучшего человечество не смогло придумать» была свидетельством, что Англия и Франция сделали для общественного развития все, на что были способны. Именно поэтому в ХХ веке они лишились статуса великой нации – в первой половине утратили адекватность, во второй стали вассалами США. 
Тогда как состоящая из коммунальной, судебной, правоохранительной и военной сфер деятельности социальная среда первые два века индустриальной эпохи развивалась очень медленно. В результате к началу ХХ века социальные отношения в европейских странах не очень сильно отличались от отношений феодального общества. Например, пусть и в неформальном виде сохранялась сословная структура общества, социальная защита осуществлялась исключительно в форме благотворительности и т.п.
«Эстафетная палочка» общественного развития в индустриальной эпохе перешла к социальной среде только в ХХ веке. И именно благодаря нашей революции и прихода к власти в ее результате социально ориентированной политической силе – партии большевиков. Именно большевики запустили и полвека поддерживали процесс социального развития человечества, результатом которого и стало создание социального государства. Сначала в СССР, а затем по нашему примеру и в остальных странах Первого мира.
Поэтому в ХХ веке на планете имелась только одна великая нация – советская. А тот же Запад во главе с Америкой пытался всеми имевшимися у него способами противодействовать социальному развитию. И до начала 70-х годов ему это мало удавалось – приходилось шаг за шагом реализовывать у себя социальные достижения СССР. Так что вовсе не случайно король Нидерландов Виллем-Александр с нескрываемым чувством удовлетворения недавно объявил о «завершении эры социального государства». И именно потому что исчез двигатель его развития – СССР. И пока замены ему не нашлось.
Приход к власти возглавляемой Брежневым местечковой бюрократии остановил процесс социального развития советского общества. Как следствие, запустил процесс деградации правящего класса СССР, итоги которого наглядно продемонстрировали 80-е годы. Так советское общество утратило статус великой нации. Реально мы лишь в ускоренном темпе повторили путь Англии и Франции в ХХ веке – вначале власть утратила адекватность, а затем общество стало вассалом США.
Так что 1917-1965 годы были «звездным часом» нашего общества – оно обеспечивало общественное развитие всего человечества. И на протяжении ХХ века было единственной великой нацией. Поэтому суть наступившего в Первом мире «смутного времени» состоит в отсутствии в его составе хотя бы одной великой нации. Что нынешние лидеры его главных стран демонстрируют с обезоруживающей откровенностью. Соответственно, поддерживать глобальный процесс общественного развития просто некому.
Так как эволюция, это непрерывный процесс, остановка в развитии автоматически разворачивает вектор изменения общества в направлении деградации. Именно эту ориентацию уже третье десятилетие с удручающей очевидностью демонстрирует Первый мир. А так как деградация только разрушает, Первый мир не ждет ничего хорошего.
Единственный для стран Первого мира вариант избежать аналогичного советскому краха, как самого печального результата деградации – немедленно заняться решением проблемы качества интеллектуальной поддержки власти. В первую очередь в части адекватности и добросовестности околовластных интеллектуалов – коллективного штурмана общественного корабля. И сменить используемое навигационное обеспечение – систему миропонимания, технологии анализа общественных процессов и способы прокладки курса общественного корабля.  

Собчак права. Но...

Заявления Собчак о том, что по международному праву Крым принадлежит Украине, сильно возбудило патриотов. Но она права – по действующему международному праву изменение границ стран возможно только в варианте договоренности властей. Так что в вопросе легитимности присоединения Крыма нужно смотреть, насколько это право полноценное. Ведь наша приватизация наглядно продемонстрировала, что право способно легализовать криминальную деятельность – разбойничий налет на общественную собственность.
О том, что международное право дефектно, ясно свидетельствуют югославская история и «арабская весна». Потому что в обоих случаях Запад демонстрировал возможность нарушения права в политических интересах отдельных стран. Соответственно, действующее международное право уже превратилось в правовой муляж. А принцип равноправия позволяет при необходимости его нарушать всем, а не только самым нахальным.
Второй дефект тоже носит фундаментальный характер. Дело в том, что в этом международном праве нет народа, как его субъекта. Его субъектами являются только государства. Но государство, это информационная машина, которую власть создает для повышения эффективности своей деятельности. Как любая машина, государство не имеет разума. Соответственно, не может быть субъектом отношений – формы взаимодействия разумов. Субъектами отношений могут быть народ и власть. Потому что они обладают коллективной формой разума – общественным сознанием. Оно косвенно наблюдается в виде национального менталитета и проявляется в адекватности действий.
Так что современное международное право является правом только по форме. Тогда как по сути, это договор властей о неприкосновенности их владений. В этом договоре страны, это лишь источники ресурсов для их собственников – властей. Соответственно, в действующем международном праве реальным и при этом теневыми субъектами являются власти. Они выступают в статусе помещиков, страны – в виде их имений, а народы – в качестве их крепостных. Считать такое право обязательным для соблюдения не только глупо, но и безнравственно. Как рабовладельческое по своей сущности право.
Известно – «историю пишут победители». И всегда как им выгодно – с полным отсутствием объективности.

До середины ХХ века победители удовлетворялись только расхваливанием себя и поношением противника. Но для ужасающего масштаба разрушений и количества жертв Второй Мировой войны восхвалений и поношений было мало – потребовалось на кого-то возложить вину за мировую трагедию.

И для соблюдения приличий вину нужно было возложить цивилизовано – организацией соответствующего судебного процесса. Эту задачу и решил нюрнбергский трибунал – возложение им вины за Вторую Мировую войну только на Германию получило юридическое обоснование. Для массового сознания такая примитивная картинка выглядела понятно и убедительно. Но общественные процессы в ХХ веке радикально усложнились – появление сначала СССР, а затем Третьего Рейха сменило чисто меркантильную природу традиционных войн. Теперь это была в первую очередь борьба идеологических проектов – либерального, социал-демократического, коммунистического, фашистского и нацистского. Потому что модель организации общества и система ценностей, это в конечном итоге выбор нации. А влияние на условия оказывают не только собственные политические силы нации, но и внешние интересанты. И не всегда влияние первых сильнее влияния вторых. Так что, если глубже копнуть историю Второй Мировой войны, обнаружится, что она имеет мало общего с общепринятой историей.
Можно начать с утверждения, что войну развязала Германия, чтобы взять реванш за поражение в Первой Мировой войне. Но дело в том, что в развязывании войны интересы имелись у всех ее основных участников. С Японией все очевидно – ее интерес состоял в превращении Юго-Восточной Азии в свой «задний двор». Чем для США была Латинская Америка. У США был не менее серьезный интерес. По итогам Первой Мировой войны Англия и Франция ослабли, а США, наоборот усилились и уже на полных правах вошли в состав великих держав. Еще одна мировая война еще больше ослабила бы европейские державы и еще больше усилила бы позиции США на Западе вплоть до превращения в его лидера.
А то, что это не просто «так получилось», свидетельствует начатая в 1938 году программа перевооружения американской армии, которая должна была в три раза увеличить ее мощь. Так что хотя именно тогда Чемберлен объявил о мирном будущем, США почему-то начали усиленно готовиться к мировой войне. Учитывая масштабы этой подготовки, Америка точно знала, что мировая война неизбежна.
У США, Англии и Франции был общий интерес – ликвидация реализуемого в СССР коммунистического проекта. Он же быстро продемонстрировал свою высокую эффективность. Сначала победой в Гражданской войне. Ведь «белые», это была объединенная сила российской оппозиции и Антанты. Тем не менее, ее оказалось недостаточно – «красные» победили. Еще большее впечатление произвели экономические успехи СССР. За пять лет НЭПа было восстановлено на 80% физически (!) разрушенное Гражданской войной хозяйство страны – в 1927 году был превзойден объем ВВП самого успешного в дореволюционной России 1913 года. То есть, даже в условиях полной экономической блокады коммунисты за пять лет в пять раз увеличили объем ВВП. Так что коммунистический проект не только выстоял в вооруженной борьбе, но и продемонстрировал высший уровень эффективности в управлении экономикой. В результате стал для властей Запада смертельной угрозой.
Сталинский режим СССР прекрасно это понимал. При отсутствии в стране серьезной оппозиции Запад мог ликвидировать коммунистический проект только путем военной агрессии. Так что и у СССР стратегический интерес в развязывании именно новой мировой войны имелся.
Но подготовку мировой войны начали Англия, Франция и США. Изначально они не планировали разжечь войну мирового масштаба – война с СССР вполне могла быть только восточноевропейской. Тем более, что они вовсе не собирались сами участвовать в походе на СССР – потери в Первой Мировой войне и ее тяготы отбили у их обществ всякую охотку воевать.
В Европе достичь нужную им цель была способна только одна страна – Германия. Версальский мир отнюдь не прекратил Первую Мировую войну – победители продолжили ее с Германией в экономической форме. Потому что назначенные ими репарации выплатить было физически невозможно. Соответственно, их главной целью было разорение Германии и, как следствие, уничтожение ее промышленного потенциала. Когда в середине 20-х годов опасность коммунистического проекта была осознана и США, Англией и Францией был взят курс на его ликвидацию силой оружия и руками Германии, экономическая война с ней была заморожена. Именно тогда США начали активно вкладывать деньги в немецкую промышленность – без ее восстановления Германия не смогла бы воевать.
Но Веймарская республика не годилась для планируемого использования Германии в качестве военной машины Запада. Потому что в условиях тяжелой войны эффективно только авторитарное управление обществом. Для ликвидации Веймарской республики требовался авторитарная по своей идеологии политическая сила. В этом плане наиболее перспективно выглядела нацистская партия Гитлера. Поэтому именно на него была сделана ставка.
Идея реализации плана в ресурсном отношении была очевидной. Германии и Австро-Венгрии собственных ресурсов хватило на четыре года войны на трех фронтах – западном, восточном и итальянском. Поэтому если восстановить этот потенциал, то его использование только против СССР гарантированно обеспечит Германии победу. Именно с этой целью Англия и Франция не подняли шум по поводу аннексии Австрии. А захват Гитлером Чехословакии вообще как бы не заметили.
http://www.world-economy.eu/details/article/die-geschichte-der-sieger-zweiter-teil/

Die Geschichte der Sieger. Zweiter Teil


Freitag, 29. September 2017


Nach den Münchner Vereinbarungen sollte Deutschland lediglich das Sudetenland bekommen


@depositphotos



Hitler selbst soll in einem der notierten
Gespräche mal gesagt haben, dass er sich sehr gewundert hat, als ihm
klar wurde, dass Großbritannien und Frankreich keine Einwände gegen eine
großzügigere „Auslegung“ erheben würden. Seine Verwunderung ist indes
klar, er konnte ja nichts von deren weitreichenden Plänen wissen.
Übrigens, bis etwa 1940 verzeichnete Hitler nur bei Vorhaben Erfolge,
die den USA, Großbritannien und Frankreich zupass kamen.

Diese

„Großzügigkeit“ seitens Frankreichs und Großbritanniens hatte zwei
Gründe. Zum einen besaß die Tschechoslowakei die zu dem Zeitpunkt
stärkste und fortschrittlichste Industrie. Und zum anderen war sie ein
vollwertiger, demokratischer Staat.


Daher würde sie kein Alliierter der Deutschen im Kampf gegen die
UDSSR werden können. Entsprechend könnte Deutschland nicht dessen
industrielles Potential nutzen, dabei machte die Militärindustrie einen
großen Teil davon aus. Dazu kam noch, dass es in dem Land keine
extremistischen Kräfte gab, die man an die Macht hätte bringen können,
um die demokratische Führung gegen eine autoritäre auszutauschen. In
Ungarn und Rumänien allerdings schon - deren autoritäre Regierungen
traten mit Freude dem militärisch-politischen Verbund mit Deutschland
und Italien bei. Also überließen Frankreich und Großbritannien Hitler
die Tschechoslowakei. Im Ergebnis konnte das Ressourcen-Potential
Deutschlands und Österreich-Ungarns wieder auf den Stand von 1914
gebracht werden.


Und last but not least - „Seltsamer Krieg“.


Zwar erklärten Frankreich und Großbritannien 1939 Deutschland den
Krieg, rührten aber nicht einen Finger, um ihre Verpflichtungen
gegenüber Polen zu erfüllen. Bis zum Sommer 1940 haben sie rein gar
nichts unternommen. Sie hatten nichtmal Pläne für irgendwelche
Unternehmungen. Es ist auch klar warum - sie haben beschlossen Polen zu
opfern, damit die Wehrmacht einen direkten Zugang zur Grenze mit der
UDSSR erhält. Allerdings wusste Hitler nichts von seiner „tatsächlichen“
Bestimmung und beschloss etwas zu erreichen, was allen Deutschen
verständlich erschien - er wollte Wiedergutmachung für die Niederlage im
Ersten Weltkrieg. Das war auch logisch - immerhin befand sich
Deutschland im Krieg mit Frankreich und Großbritannien. Selbst wenn er
Pläne für einen Angriff auf die Sowjetunion im Hinterkopf gehabt hat,
wäre er nie auf die Idee gekommen sie zu realisieren, während er eine
zweite Front mit französischen und britischen Streitkräften im Rücken
hatte. Und weil die Wehmacht sie komplett überrascht hat, konnte er sie
schnell und mit einem Minimum an Verlusten besiegen.


Nach der Zerschlagung der alliierten Streitkräfte verlor das Ziel die
UDSSR zu vernichten für Großbritannien an Aktualität. Mehr noch, es
bestand die Gefahr, dass es das Schicksal von Frankreich teilen könnte.
Das und nur das führte zur Entstehung der Anti-Hitler-Koalition. Aber
bis zum Sommer 1940 agierte Deutschland im Interesse der USA und
Großbritanniens. Praktisch gesehen, waren sie im ersten Kriegsjahr eine
Art Verbündete. Bei einer solchen Gemengelage ist es eher schwach
Deutschland an der Entfesselung des Weltkriegs die Alleinschuld
zuzuschreiben.


Was die Kriegsverbrechen angeht, so ist deren Bild ebenfalls weit davon entfernt objektiv zu sein.


So steht in der Geschichte nichts über die Verbrechen der USA und
Großbritanniens. Als hätten sie keine begangen. Allerdings, auch wenn
die Anzahl ziviler Opfer durch die Bombardierungen Dresdens oder von
Hiroschima und Nagasaki in ihrer Quantität bei weitem nicht an die
Opferzahlen in den Todeslagern der Nazis heran reicht, fällt die
Bewertung ihrer Verbrechen im moralischen Sinn doch etwa gleich aus.
Eben weil diese Bombardierungen keine militärischen Ziele verfolgt
haben.


Das mussten die Sieger dringend unter den Tisch kehren. Dafür musste
Deutschland zunächst als Alleinschuldiger an dem europäischen
Kriegstheater an den Pranger gestellt werden.


Entsprechend musste die deutsche Gesellschaft einen schweren Komplex
der Kollektivschuld entwickeln, damit die Deutschen gar nicht erst auf
die Idee kommen ihre Geschichte zu hinterfragen und nach den wahren
Hintergründen zu wühlen. Die Sieger konnten das erfolgreich durchsetzen.
Dieser fehlerhafte Komplex raubte der deutschen Gesellschaft ihr
politisches Selbstbewusstsein und verwandelte sie in einen politischen
Waffenträger der USA.


Eigentlich ist diese beabsichtigt verordnete Kollektivschuld an einem
Verbrechen, das vom Volk nicht begangen wurde, ein besonders schweres
Verbrechen - ein bewusstes Verurteilen eines Unschuldigen. Dieser
Komplex erlaubt es, die öffentliche Meinung für die Verfolgung eigener
politischer Ziele zu manipulieren. Was die USA im Laufe der letzten 70
Jahre erfolgreich gemacht haben. Damit war Deutschland all diese Zeit
gleich in zweifacher Hinsicht ein besetztes Land - sowohl politisch als
auch psychologisch.


Quelle: https://www.facebook.com/businessomega


Bilder: @depositphotos


Die Meinung des Autors/Ansprechpartners kann von der Meinung der Redaktion abweichen.


Grundgesetz Artikel 5 Absatz 1 und 3
(1) „Jeder hat das Recht,
seine Meinung in Wort, Schrift und Bild frei zu äußern und zu
verbreiten und sich aus allgemein zugänglichen Quellen ungehindert zu
unterrichten. Die Pressefreiheit und die Freiheit der Berichterstattung
durch Rundfunk und Film werden gewährleistet. Eine Zensur findet nicht
statt.“

ОБ ИСТОРИИ ПОБЕДИТЕЛЕЙ. Часть вторая
«Щедрость» Англии и Франции имела две причины. Чехословакия, во-первых, имела одну из самых мощных и передовых в Европе промышленностей. Во-вторых, Чехословакия была полноценным демократическим государством.

По Мюнхенскому соглашению Германия должна было получить только Судетскую область. Сам Гитлер в одной из зафиксированных бесед сказал, что очень удивился, когда понял, что Англия и Франция не будут возражать против более широкой «трактовки» подписанного в Мюнхене соглашения. Его удивление понятно – он же не знал, какие планы на его счет имели Англия и Франция. К месту заметить, что до 1940-го года Гитлеру всегда удавалось только то, что нужно было США, Англии и Франции.

«Щедрость» Англии и Франции имела две причины. Чехословакия, во-первых, имела одну из самых мощных и передовых в Европе промышленностей. Во-вторых, Чехословакия была полноценным демократическим государством.
Поэтому не могла быть союзником Германии в войне с СССР. Соответственно, Германия не могла использовать ее промышленный потенциал, существенную часть которого составляла военная промышленность. При этом в стране не было экстремистских политических сил, которые можно было бы привести к власти, чтобы они заменили демократическое управление на авторитарное. В Венгрии и Румынии у власти были авторитарные режимы, с которыми такой проблемы не было – они с радостью вступили в военно-политический союз с Германией и Италией. Поэтому Англия и Франция отдали Гитлеру всю Чехословакию. В итоге был восстановлен ресурсный потенциал Германии и Австро-Венгрии 1914 года.
Ну и последний штрих – «Странная война». В сентябре 1939 года Англия и Франция объявили Германии войну, но и пальцем не пошевелили выполнить свои союзнические обязательства перед Польшей – до лета 1940 года не предприняли никаких военных действий. Даже не имели планов для них. И понятно, почему они так себя вели – решили пожертвовать Польшей, чтобы Вермахт смог выйти к границам ССССР.  Но так как Гитлер о своем реальном предназначении не догадывался, то решил достичь понятную всем немцам цель – добиться реванша за поражение в Первой Мировой войне. И это было логично – Германия находилась с Францией и Англией в состоянии войны. Если в тот момент у Гитлера и были какие-то планы по нападению на СССР, ему и в голову не пришло бы их реализовывать, имея за спиной второй фронт с развернутыми на нем французскими и английскими войсками. И так как Вермахт застал их врасплох, смог победить быстро и с минимумом потерь.
В итоге разгрома союзных войск для Англии цель уничтожения СССР не только перестала быть актуальной – ей уже угрожала повторить судьбу Франции. Только эта угроза привела к формированию антигитлеровской коалиции. Но до лета 1940 года Германия действовала в интересах США и Англии. Получается, что первый год Второй Мировой войны они де-факто были союзниками – действовали совместно. В такой ситуации обвинения Германии в развязывании мировой войны выглядят вообще слабыми.
Что касается военных преступлений, то их картина тоже далека от объективности. В этой истории нет ничего о военных преступлениях США и Англии. Словно они их вообще не совершали. Но ведь число жертв среди гражданского населения от англо-американских бомбардировок Дрездена, Хиросимы и Нагасаки в количественном измерении хотя и уступают числу жертв нацистских «лагерей смерти», в нравственном измерении это идентичные преступления. Потому что эти бомбардировки не имели никакого военного назначения.
Этот факт победителям требовалось замять. Для этого нужно было в первую очередь сделать Германию единственным виновником жертв европейского театра войны. Соответственно, внушить немецкому обществу комплекс вины, чтобы у немцев не появлялось даже желания докапываться до реальной истории Второй мировой войны – истинной роли в ней каждого из ее участников и их ответственности за совершенные военные преступления. И победителям этого результата удалось достичь. Ложный комплекс вины лишил немецкое общество политического самосознания – превратил в политического оруженосца США.
По сути, внушение немецкому народу комплекса вины за преступление, которого он не совершал, является особо тяжким преступлением – сознательным осуждением невиновного. Ведь комплекс вины позволяет манипулировать общественным сознанием в политических целях. Что и делали США на протяжении семидесяти лет. В результате все эти годы Германия пребывала в двойной оккупации – политической и психологической.


http://www.world-economy.eu/pro-contra/details/article/ueber-die-geschichte-der-sieger-teil-i/

Über die Geschichte der Sieger. Teil I


Montag, 18. September 2017

Es ist bekannt, dass „die

Geschichte vom Sieger geschrieben wird“. Und das meistens ausgehend vom
eigenen Vorteil, ohne jegliche Objektivität


@depositphotos



Bis Mitte des XX Jahrhunderts reichte es den
Siegermächten, sich selbst zu feiern und den Feind zu schmähen.
Allerdings reichten Feiern und Schmähungen bald nicht aus - das
erschreckende Ausmaß an Zerstörung und Todesopfern machte es notwendig
einen Schuldigen an der weltweiten Tragödie auszumachen.



Und,
um den kultivierten Schein zu wahren, musste die Schuldzuweisung
zivilisiert von statten gehen - im Rahmen eines Gerichtsprozesses. Diese
Aufgabe übernahm dann das Nürnberger Tribunal und, in dem es
Deutschland die Alleinschuld am Zweiten Weltkrieg zuwies, erhielt diese
Zuweisung eine juristische Grundlage. Für das Massenbewusstsein sah
dieses primitive Bild verständlich und überzeugend aus. Allerdings
verkomplizierten sich im Laufe des XX Jahrhunderts die
Gesellschaftsprozesse erheblich: durch die Entstehung der UDSSR und dann
auch des Dritten Reichs verloren die Kriege ihre bis dahin rein
merkantile Tradition. Nun waren es Kämpfe um ideologische Projekte -
liberal, sozialdemokratisch, kommunistisch, faschistisch und nazistisch.
Das liegt daran, dass das Gesellschaftsmodell, ebenso wie die ihm
zugrundeliegenden Werte, schlussendlich von dem Volk, von der Nation
selbst gewählt werden. Während die Bedingungen dafür nicht nur durch den
politischen Willen des Volkes geschaffen werden, sondern ebenso dem
Einfluss von Außen unterliegen. Und dabei übt das Volk oftmals nicht den
stärkeren Einfluss aus. Gräbt man sich also tiefer durch die Geschichte
des Zweiten Weltkriegs, könnte man entdecken, dass alles mitnichten so
eindeutig ist, wie gemeinhin angenommen.


Mann könnte zum Beispiel mit der These anfangen, dass Deutschland den
Krieg als Rache für die Niederlage im Ersten Weltkrieg entfesselt hat.
Allerdings war der Kriegsbeginn tatsächlich im Interesse aller seiner
Hauptakteure. Japans Interessen sind klar: das südöstliche Asien sollte
in den eigenen „Hinterhof“ verwandelt werden. In etwa so, wie die USA es
mit Lateinamerika gehandhabt haben. Die Interessen der USA waren auch
ernst zu nehmen. Aus dem Ersten Weltkrieg gingen Frankreich und
Großbritannien geschwächt hervor, währen die USA im Gegenteil gestärkt
wurden und in die Riege der Supermächte aufgestiegen sind. Noch ein
Weltkrieg würde die europäischen Staaten weiter schwächen und die
Positionen der Vereinigten Staaten somit weiter stärken, bis hin zum
Aufstieg zur führenden westlichen Nation.


Dass
es nicht „einfach so passiert“ ist, zeigt auch das 1938 eingeleitete
Programm zur Umbewaffnung der amerikanischen Armee, das ihre
Schlagstärke um das dreifache steigern sollte. So kam es dann, dass
während Chamberlain von einer friedlichen Zukunft sprach, die USA aus
irgendeinem Grund gerade dabei waren sich verstärkt auf einen Krieg
vorzubereiten. Ausgehend von dem Maßstab dieser Vorbereitung müssen die
Vereinigten Staaten genau gewusst haben, dass ein erneuter Weltkrieg
unvermeidbar ist. Die USA, Großbritannien und Frankreich hatten ein
gemeinsames Interesse - die Zerstörung des gerade in der UDSSR statt
findenden kommunistischen Projekts. Dieses zeigte nämlich recht schnell
seine Effektivität. Zunächst bei dem Sieg während des Bürgerkriegs.
Immerhin waren die „Weissen“ - die geballte Macht der russischen
Opposition und der Triple Entente. Allerdings hat das nicht ausgereicht,
die „Roten“ haben trotzdem gewonnen. Noch beeindruckender waren die
wirtschaftlichen Erfolge der UDSSR. Nach fünf Jahren der „Neuen
Wirtschaftspolitik“ waren 80% der während des Bürgerkriegs physisch
zerstörten Wirtschaft wieder hergestellt und 1927 wurde das BIP des bis
dahin erfolgreichsten Wirtschaftsjahres 1913 überholt. Das heisst, die
Kommunisten haben es, trotz totaler wirtschaftlicher Blockade, geschafft
das BIP zu steigern. So zeigte sich das kommunistische Projekt nicht
nur im Kampf, sondern auch in der Wirtschaft höchst effektiv.


Der Westen könnte das Kommunistische Projekt nur mithilfe einer
kriegerischen Auseinandersetzung zu Fall bringen. Die Vorbereitungen
dazu starteten Großbritannien, Frankreich und die USA. Zunächst war ein
Weltkrieg nicht geplant. Der Krieg mit der UDSSR hätte auch ohne
weiteres als ein „Osteuropäischer Krieg“ statt finden können. Vor allem,
weil die Länder zunächst überhaupt nicht vorhatten an dem „Marsch auf
die UDSSR“ teilzunehmen - die Verluste im Ersten Weltkrieg hatten ihren
Gesellschaften die Lust an weiteren Feldzügen ordentlich verschlagen.
Nur ein europäisches Land konnte das für sie so wichtige Ziel erreichen -
Deutschland.


Die Verträge von Versailles haben den Ersten Weltkrieg mitnichten
beendet - die Sieger haben ihn auf wirtschaftlicher Ebene fortgesetzt.
Die von ihnen angesetzten Reparationszahlungen waren schon allein
physisch nicht zu bezahlen. Entsprechend war deren Hauptziel Deutschland
komplett auszubeuten und als Folge dessen, sein industrielles Potential
zu vernichten. Als Mitte der 20-er Jahre die Gefahr des Kommunistischen
Projekts erkannt wurde, nahmen die USA, Frankreich und Großbritannien
den Kurs auf, es mit deutschen Waffen und Händen zu zerstören - der
Wirtschaftskrieg gegen Deutschland wurde auf Eis gelegt. Genau dann
nämlich begannen die USA verstärkt in die deutsche Industrie zu
investieren - ohne ihre Wiederherstellung hätte Deutschland ja keinen
Krieg führen können.


Die
Weimarer Republik taugte allerdings nicht für die geplante Nutzung
Deutschlands als Kriegsmaschine des Westens. Weil unter den Bedingungen
eines schwierigen Krieges nur eine Autoritäre Regierung effektiv sein
konnte. Für die Zerstörung der Weimarer Republik brauchte es eine durch
ihre Ideologie autoritärere politische Macht. Hitlers Nazi-Partei sah in
der Hinsicht am vielversprechendsten aus. Man setzte daher auf ihn.
 Was die Ressourcen angeht, waren die Hintergründe der Überlegungen
klar. Deutschland und Österreich-Ungarn hatten genug eigene Ressourcen,
um vier Jahre lang in einem Dreifronten-Krieg zu bestehen - Westfront,
Ostfront und Italienfront. Würde man dieses Potential also wieder
herstellen, dann wäre ein Sieg Deutschlands im Krieg allein gegen die
UDSSR garantiert. Aus diesem Grund haben Großbritannien und Frankreich
auch nicht lamentiert, als Hitler sich Österreich einverleibt hat. Und
bei der Okkupation der Tschechoslowakei hat man gar nicht erst hin
gesehen.

Quelle: https://www.facebook.com/businessomega
Bilder: @depositphotos

Die Meinung des Autors/Ansprechpartners kann von der Meinung der Redaktion abweichen.

Grundgesetz Artikel 5 Absatz 1 und 3

(1) „Jeder hat das Recht,
seine Meinung in Wort, Schrift und Bild frei zu äußern und zu
verbreiten und sich aus allgemein zugänglichen Quellen ungehindert zu
unterrichten. Die Pressefreiheit und die Freiheit der Berichterstattung
durch Rundfunk und Film werden gewährleistet. Eine Zensur findet nicht
statt.“



Православный мазохизм

В 1985 году в Барнауле закрылась последняя из пяти школ для умственно неполноценных детей. Потому что уже больше десяти лет такие дети не рождались – диагностика позволяла женщине уже на ранней стадии беременности узнать об отклонения в развитии плода и сделать аборт. Сегодня это достижение советского общества осталась в прошлом. Даже официозные СМИ пропагандируют взгляды РПЦ о недопустимости таких абортов. Разного пошиба «звезды» рассказывают, как они счастливы, растя умственно неполноценных детей. Как результат, рождение таких детей растет.
На самом деле рождение умственно неполноценных или имеющих тяжелые физиологические патологии детей делает несчастными всех – и детей, и родителей. Не случайно статистика свидетельствует – в течение максимум пяти лет семьи с такими детьми обязательно распадаются. Увы, отцовский инстинкт гораздо слабее материнского. Поэтому отцы не выдерживают испытания таким «счастьем».
Запрет христианской религией абортов имеет в своей основе представление, что Бог наделяет человека душой в момент зачатия. Соответственно, считает аборт убийством человека. Причем не просто невинного, но и сотворенного самим Богом! А умственно неполноценного или имеющего тяжелую физиологическую патологию ребенка Бог якобы посылает родителям для испытания их человеколюбия.
Правда испытания человека мучениями как-то не вяжется с тем, что христианское учение рассказывает о Боге. В нем ничего не говорится о садистских наклонностях Бога. Да, Иегова – жестокий Бог. Но он использует жестокость только для наказания. А Христос, это вообще сама доброта. Поэтому если представить, что Бог действительно посылает родителям ребенка для испытания, то вероятнее всего суть его должна состоять не в мучениях, а в результате – смогут родители вырастить и воспитать достойного человека?
Но в этом вопросе гораздо важнее то, что ни Христос, ни апостолы ничего такого вообще не говорили. Эти представления придумали «отцы церкви» – создавшие христианское учение греческие философы-патристики. В нем Евангелие является только этической частью – описывает правила жизни и деятельности христианина. Второй частью учения является модель мироздания. О ней из Евангелия имеется только информация о существовании «царствия небесного», попадание в которое будет наградой соблюдающим христианскую этику людям. А все остальное в христианской модели мира придумали патристики.
Поэтому представление о наделении человека душой в момент зачатия вовсе не является божественным откровением. Тем более, что патристики заимствовали его из восточной философии. У китайцев до сих пор днем рождения считается день зачатия, который они вычисляют, отнимая от даты появления на свет девять месяцев. Получается, что лежащее в основе запрета абортов представление к Христу вообще не имеет никакого отношения.
Человеку свойственно ошибаться. И «отцы церкви», будучи людьми, в процессе создания модели мира тоже допускали сегодня уже очевидные ошибки. Так в их модели Солнце вращается вокруг плоской Земли. Но греческий философ Аристарх Самосский еще в III веке до н.э. доказал, что Земля вращается вокруг Солнца и имеет форму шара. И даже высчитал окружность экватора. И ошибся всего на 25% – у него получилось не 40, а только 30 тыс. километров. Для имевшихся в его распоряжении инструментов это феноменальное качество вычислений. Причем Аристарх Самосский вовсе не был философом-маргиналом – с его выводами были согласны Плутарх и Архимед. А тот факт, что информация о его гелиоцентрической системе дошла до наших дней, свидетельствует, что она была широко распространенной. И Колумб задумал добраться до Индии западным путем именно потому что пользовался греческими источниками.
Патристики отказались от достижений своих великих предшественников из практических соображений. Для своей модели мира они не стали придумывать новую концепцию – заимствовали ее у иудаизма. Именно поэтому Ветхий Завет входит в состав христианского учения. А в иудаизме Земля была создана Богом в качестве центра мира. Естественно, что центр мира не мог вращаться вокруг согревающего и освещающего его вроде камина Солнца. И потому патристикам пришлось взять за основу модели мира геоцентрическую систему Птолемея.
Если «отцы церкви» совершили ошибку в деле заимствования модели мира, они вполне могли ошибаться и с заимствованным представлением восточной философии о рождении человека в момент зачатия. И так как это к тому же не божественное откровение, которое требует слепой веры в его истинность, женщинам не нужно ему следовать – рожать умственно неполноценных или имеющих тяжелые физиологические патологии детей. И тем лишать себя и их счастья полноценной жизни. Конечно, слепо верящие священнослужителям женщины не захотят принять изложенные объяснения. Но адекватным женщинам они помогут в случае обнаружения в период беременности патологии принять разумное решение – сделать аборт. И потом предпринять следующую попытку стать счастливой матерью счастливого ребенка.
Избирательная кампания показала, что американский правящий класс раскололся. И на выборах победили раскольники, решившие кардинально изменить политику страны – отказаться от ее неолиберального курса. Именно поэтому президентом избран не политик – человек, не имеющий пут политических стереотипов и не связанный потерявшими смысл идеологическими обязательствами. Что и позволяет быстро и кардинально осуществлять изменения.
Причина раскола – принципиальное изменение ситуации в мире вообще и в самой Америке в частности. Суть изменения ситуации – утрата возможности власти обеспечивать необходимый уровень консолидации американского общества прежними способами. В распоряжении любой власти есть две технологии консолидации – технология врага и технология цели. По первой обществу предъявляется опасный враг, для противостояния которому общество сплачивается вокруг власти и, как следствие, поддерживает проводимую ею политику. По технологии цели власть формулирует для общества грандиозные цели, для достижения которых общество сплачивается вокруг власти и соглашается с проводимой ею политикой.
До недавнего времени власти западных стран в большей степени пользовались технологией цели. Ситуация изменилась, когда вслед за советским проектом «коммунистического общества» потерпели фиаско конкурировавшие с ним западные проекты – европейский социал-демократический проект «общества всеобщего благополучия» и американский либеральный проект «свободного общества». К 2000 году благополучие европейцев не только перестало расти, но и начало устойчиво снижаться. Аналогично в Америке начал снижаться уровень свободы. А после 2008 года оба процесса стали видны уже невооруженным глазом.
Крах проектов лишил правящие классы Запада целей, на достижение которых им удавалось многие десятилетия успешно консолидировать свои общества. В такой ситуации у них не оставалось другого выхода, как перейти на использование в принципиально большей мере технологии врага. Для нее, конечно, понадобился адекватный масштабу «золотого миллиарда» враг. Исламский терроризм на эту роль не тянул. И потерял свежесть, и выглядел мелким. Другое дело Россия. И как наследник традиционного глобального врага Запада – СССР. И как обладатель ядерного потенциала, достаточного чтобы тридцать раз уничтожить весь Запад. Фактически, Россия является давно укоренившимся в подкорке врагом. И требовалось только привести ее в ужасный вид.
Но здесь у Запада возникла проблема. Дело в том, что российский правящий класс и в мыслях не держал кому-то угрожать. Наоборот, стремился не просто дружить, но даже войти в «семью» правящих классов западных стран. Поэтому он как собака крутился вокруг Запада – махал хвостом и пытался служить во всем. Только что не пытался его лизать во всех местах.
Так что Западу пришлось заняться организацией провокаций, которые перевели бы дружелюбный скулеж в угрожающее рычание. Первой такой провокацией стала грузинская война. Но особого эффекта в ней достичь не удалось – Россия не стала брать Тбилиси или оккупировать хотя бы какую-то часть территории Грузии. Даже независимость Абхазии и Южной Осетии сразу не стала признавать. То есть, Россия повела себя не слишком агрессивно – только огрызнулась.
Поэтому пришлось организовывать более грубую и грязную провокацию на Украине. Грубую, потому что в одной из европейских стран в митингах протестов лично участвовали не только политики, но и высокопоставленные государственные деятели других стран. А помощник госсекретаря даже пошла в майданутый народ со своими печеньками и словами «поддержки». Грязную, потому что Запад в провокации использовал силы, которые сам незадолго до того определил в качестве нацистских. А в дальнейшем его не смущало использование украинской властью уголовников в качестве костяка карательных батальонов. И всегда поддерживал все без исключения варварские действия Киева на Донбассе. Что касается историй со стрельбой на майдане, убийствами в Одессе и сбитым Боингом, то в них Запад вообще потерял лицо – демонстрирует невероятную даже для современной политики предвзятость. В сущности, в украинской провокации Запад не просто забыл про все свои «ценности» – в этическом отношении он опустился на уровень нацистской Германии, а в освещении конфликта перешел на стиль геббельсовской пропаганды. Не случайно гражданская война на Украине в принципиальных особенностях выглядит ремейком гражданской войны в Испании.
В результате Запад все-таки получил требуемый ему похожий на настоящий образ врага. И вроде бы достаточно успешно эксплуатирует его три года. Но избрание Трампа свидетельствует об отказе победившей части правящего класса США от использования технологии врага. А его заявления демонстрируют намерение вернуться к использованию технологии цели. Он же озвучил совершенно новые и при этом грандиозные цели. Тогда как предвыборная кампании Клинтон предлагала только защищать американские интересы и ценности от террористов и России
Получается, что часть правящего класса США пришла к выводу не просто о бесперспективности использования технологии врага – считает, что нужно отказаться от неолиберальной политики вообще. Что и объясняет бешенство ее сторонников. В этом варианте понятно, почему Америке больше не нужна Россия в качестве врага – для новых целей США нужны партнеры и союзники. И Россия рассматривается Белым домом именно в таком качестве. Тем более, что такой положительный опыт имеется. И не только в военной сфере – во время депрессии 30-х годов наша индустриализация своими заказами фактически спасла американскую промышленность.
Чрезвычайно интересным является еще одна тонкость озвученных Трампом ориентиров внешней политики. Америка не планирует совсем отказываться от использования технологии врага. Для нее у Трампа отводится второстепенное и при этом в большей степени пропагандистское назначение. При этом что принципиально важно, враги выбираются в других цивилизационных руслах – арабском и китайском. То есть, ими назначены исламский терроризм и КНР.
А России предложена роль стратегического партнера, как цивилизационному «брату». Это значит, что в США есть понимание не только мировоззренческой природы глобального кризиса, но и того, что это внутренний кризис европейской цивилизации. Соответственно, это «семейное» дело – общая проблема только стран европейской цивилизации. И консолидация всех стран европейской цивилизации для ее решения требует иметь Россию, как минимум, в качестве партнера.
Важно и отрицательное отношение Трампа к Евросоюзу. Новое руководство США трезво оценивает качество Евросоюза как субъекта мировой политической арены. Он слишком неповоротлив, невероятно неэффективен и чрезмерно обременен проблемами. А потому не способен быть эффективным партнером. Разрушение Евросоюза позволит США получить несколько полноценных партнеров. В итоге сформировать команду, которая сможет вывести европейскую цивилизацию из кризиса.
Именно для решения этой задачи предназначался Брексит. Не стоит думать, что Англия это могла сделать без разрешения США. А так как раскол в американском правящем классе скорее всего начался два года назад, Брексит стал первой внешнеполитической операцией раскольников. Так что Брексит запустил процесс разрушения Евросоюза в его сегодняшнем виде. Вероятнее всего он будет переформатирован в более естественное объединение – равноценных партнеров в лице самых развитых стран Западной Европы. В этом варианте он будет и лучше управляем, и у него будет меньше внутренних проблем.
Англия в ЕС вряд ли вернется. Дело в том, что США требуется повысить свою политическую и экономическую мощь. Эту задачу сегодня можно решить созданием англосаксонского союза или даже федерации в составе США, Англии, Канады, Австралии и Новой Зеландии. А используя опыт создания Евросоюза можно избежать допущенных при его создании ошибок. В результате создать принципиально более эффективный англо-саксонский аналог Евросоюза.
Только это объясняет, почему США стали больше не нужны трансокеанские торговые партнерства. И даже североамериканская зона свободной торговли. И понятно, зачем Трамп собирается отгораживать Мексику стеной – она надежно изолирует англосаксонский североамериканский мир от латиноамериканского.
В результате будет создан существенно другой мир. Американский сценарий означает создание правящего класса европейской цивилизации в лице союза правящих классов стран-лидеров. Именно поэтому Америке понадобилась Россия – как лидер восточного течения европейской цивилизации.
Формально европейская цивилизация может быть структурирована в виде союза союзов – англо-саксонского, западноевропейского и евразийского. Как вариант, возможно формирование подобной хоккейной «пятерки партнеров» – США, России, Англии, Германии и Франции. Тогда как остальные страны европейской цивилизации будут распределены по сферам влияния участников «пятерки».
При всей привлекательности этого проекта у него есть один, но принципиально важный недостаток. Сегодня имеет место глобальный цивилизационный кризис – завершение в русле европейской цивилизации индустриальной эпохи общественного развития. Поэтому причиной кризиса является безнадежное устаревание индустриальных идеологий. То есть, социализма, либерализма и всех их версий.
Для власти идеологии, это лоции общественного развития и проекты организации общества. И когда они стали неадекватны условиям новой эпохи, в европейском русле наступило Смутное время. Ведь индустриальные идеологии стали так же пригодны для управления общественным развитием, как карты XV века пригодны для управления транспортным сообщением в XXI веке.
А адекватных новым условиям идеологий у властей нет. Поэтому Трамп в своей программе предлагает не просто отказаться от неолиберализма, а вернуться к классическому либерализму. То есть, к лоции, которой американские власти руководствовались в 50-60-х годах ХХ века. По крайней мере озвученные Трампом идеи полностью соответствуют либеральным взглядам именно того времени.
Как я предполагаю, вполне возможно, что стоящая за Трампом часть американского правящего класса США решила воспользоваться выглядящим вроде бы успешным опытом России. То есть, пойти по пути, по которому власть России вела страну последние пятнадцать лет. Ведь заимствование успешного опыта – самый быстрый, эффективный и безопасный способ решения проблемы. Не у Китая же заимствовать ноу-хау управления капитализмом.
Российская власть в 2000 году взяла курс на возвращение в прошлое. Причем даже не в советское, а дореволюционное. Очередные «кремлевские мечтатели» поверили придворным интеллектуалам, что в 1917 году был прерван успешный процесс развития в России капитализма. И власть, стабилизировав ситуацию в стране, должна возобновить общественное развитие России с достигнутого в начале ХХ века уровня. Для чего в то время и нужно вернуться.
Но вернуться в прошлое нельзя. И вообще, пытаться вернуться в прошлое, это пытаться двигаться против течения эволюции. А так как это самый мощный процесс в мироздании, двигаться против его течения не способен никто – эволюция его обязательно разрушает. Это подтверждает наша собственная история. Ведь Александр III и Николай II по советам Победоносцева пытались совершить как раз такой маневр – вернуть Россию во времена Московского царства. А в итоге быстрым темпом привели страну к революции.
Если моя логика правильная, то Трамп, это более чем серьезно. Потому что за ним стоит существенная часть правящего класса. И это не тактические изменения внутриполитической ситуации в США, а запуск нового глобального общественного проекта, результатом которого будет кардинальное переформатирование мирового сообщества. И будет существенно пересмотрен неолиберальный мировой порядок.
Скорее всего в масштабах планеты будет повторятся то, что происходило в социалистическом лагере во второй половине 80-х годов. Ведь нынешний однополярный мир во главе с США, это в существенной мере аналог социалистического лагеря во главе с СССР. Так что скучно точно не будет. Но вот удастся ли странам европейской цивилизации успешно перейти на следующих этап общественного развития, пока неизвестно. Пока у их обществ появляется только желание вернуться в благополучное прошлое.
Читая публицистические тексты писателей или слушая их выступления в эфире, нужно иметь в виду, что они специалисты только по межличностным отношениям. Тогда как в общественных отношениях, организации общества и его проблемах разбираются только на бытовом уровне. Поэтому их публицистические творения относятся к жанру фэнтези. Природу успеха их политического фантазирование объясняет пример из переводческого фольклора, в котором фраза «по вагону проходил оголенный провод» в переводе превратилась в фразу «по вагону разгуливал голый проводник». Публицистика писателей именно так соотносится с реальностью.
Опять же, как «мастера слова», они прекрасно умеют создавать у читателя ощущение правдоподобности своих фантазий. И будучи людьми творческими, они легко вживаются в образ и картину. В результате сами начинают верить в свои фантазии. Это добавляет их спичам страстность. В итоге любой «врет как очевидец».
Поэтому вся писательская публицистика, безусловно, вредна. Как интеллигентная форма мракобесия. Вредна как для людей, так и для общества. Так в конце 80-х фантазии писателей сыграли едва ли не главную роль в помутнении общественного сознания. Результат – развал СССР, разорение России, одичание власти. А как красиво писатели все излагали! И как раскрашивали горизонты в голубые и розовые тона!
Ну и нужно понимать, что Шендерович, Проханов, Веллер и пр. витии используют публицистический жанр в первую очередь для собственного пиара. Причем в чисто коммерческих целях. Так, если бы Веллер не пиарился в СМИ, тиражи его книг были бы очень скромными. А скорее их и вовсе не было бы.

ПРАЗДНИК ПРОДОЛЖАЕТСЯ

Итак, вместо Навального на роль «демократического Давида» выбрана Собчак. В принципе, это прагматичное решение. Потому что в политическом спектакле профессиональная шоу-вумен гораздо уместнее сомнительного во всех отношениях политика. В итоге реальными участниками избирательного шоу будут только профессионалы – Путин, Жириновский и Собчак. Получится и красочнее, и веселее, и без информационных сюрпризов.
В этом вопросе стоит отметить, что наши политические шоу отличаются от украинских так же, как профессиональная эстрада отличается от самодеятельной. Так что в части организации избирательных спектаклей наша власть находится на вполне европейском уровне развития. Тогда как украинская пока остается среднеазиатской. Это понятно – как и у постсоветских среднеазиатских республик, у Украины просто нет исторического опыта государственности. Естественно, что у скороспелых политических наций политический менталитет имеет в своей основе мировой политический фольклор и понимает только родоплеменной и патриархальный виды общественных отношений. Именно поэтому во всех политических спектаклях обязательно присутствует «танец с саблями» и среди политиков много его исполнителей. Правда и танец далеко не балетного качества, и танцоры сплошь ряженые в политиков бандиты.
Чтобы ясно понимать суть отношений в Первом мире, нужно просто видеть в Западе Воронью слободку из «Золотого теленка». Этот образ объясняет, кем для Запада была в 90-е годы Россия – Васисуалием Лоханкиным. Затем отношения изменились. Выражаясь точной цитатой, «Паниковский и Балаганов отлично ужились в «Вороньей слободке», и их голоса уверенно звучали в общем квартирном хоре. Паниковского успели даже обвинить в том, что он по ночам отливает керосин из чужих примусов». В самом деле, для лидеров Запада Южная Осетия, Абхазия, Крым и Донбасс, это на самом деле ущерб, по стоимости сопоставимый с отлитым из примусов обитателей «Вороньей слободки» керосином.
Но сегодня интереснее другой вопрос – насколько реальна перспектива повторения Первым миром судьбы «Вороньей слободки»? И история краха СССР свидетельствует, что это уже далеко не абстрактный вопрос.  

Latest Month

November 2017
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930